Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

открытка

"ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, ТЕПЕРЬ ТЫ НЕ ОСТАНЕШЬСЯ БЕЗ КУСКА ХЛЕБА!"

Такую фразу имел обыкновение произносить мой дедушка всякий раз, когда я овладевала очередным, более или менее бесполезным навыком. "Кусок хлеба" был альфой и омегой моего детства. Перед обедом предлагалось подумать, а заслужен ли тобою этот обед? Дедушка так умело вызывал призрак голодной смерти, некогда угрожавшей ему самому, что я, погоняемая этим незримым кнутом, к шестнадцати годам выучилась:
- выжигать пиратские корабли и рябиновые гроздья на досках, раскрашивать их и покрывать лаком;
- шить, в том числе двубортные пиджаки на подкладке, и юбки-карандаши с восемью вытачками, (так-то, леди и милорды!);
- плести кружева, макраме, вышивать гладью маргаритки и логотип "Adidas";
- всем обязанностям горничной;
- печатать (со скоростью полтора-два авторских листа за рабочий день. По-русски, по-английски и по-немецки);
- молчать, когда хочется говорить;
Должна сказать, что ни один из этих навыков ни разу не помог мне заработать хотя бы копейку. Так что к своим навыкам я после прибавила еще один:
- не доверять пророчествам.
Но иногда, как все пишущие и зарабатывающие этим люди, я испытываю приступ ненависти к словам. Все равно, к каким - к своим, к чужим, к прекрасным и безобразным. К талантливо сложенным, и к безмятежно бездарным. К принципу сочетания букв, скажем так.
И тогда я думаю, что дед был прав. Куда честнее было бы шить юбки, плести кружева и вышивать гладью. Не говоря уже о выжигании пиратских кораблей на разделочных досках. . .
открытка

БАРАНОВИЧИ - ДЕНЬГИ КОНЧИЛИСЬ

Я всегда полагала, что сочинители путеводителей руководствуются принципом: "Если читатель пойдет туда-то, с ним непременно произойдет то-то, и он увидит нечто обещанное". С этой точки зрения, я составляю самый дрянной путеводитель по Белоруссии. Если вы, любезный мой друг, посетите Барановичи, с вами, скорее всего, ничего подобного не произойдет.
Хотя бы потому, что на дворе пританцовывал 87-й год, все еще было как-то не всерьез, но магазины в большинстве своем, уже были наглядно пусты.
Только не в Барановичах, куда сестра поехала на экспертизу. Я, стало быть, ее сопровождала, озираясь и ужасаясь изобилию товаров в богатой Белоруссии. Когда я, вернувшись в Караганду, рассказывала одноклассникам, что там запросто продается, мне не верили. "Туфли на шпильке?! Хочешь, лаковые, хочешь, с бантом?! Красные, черные, белые?! Врешь?!" И так по всем пунктам.
Но и благополучную Белоруссию уже накрывала черная тень. В этом мы с сестрой убедились, зайдя после заседания суда в ближайший магазин, купить еды, чтобы доехать до Пинска. (Следующее служит предисловием к тому, почему нас забрали в отделение милиции в Пинске).
Магазин являл собой сельпо. То есть, туда сдавали продукты окрестные поселяне, а взамен приобретали все необходимое - от французского парфюма до серпов (на полках все красовалось вперемешку).
И была там американская кожаная куртка. . . Воловьей кожи, с татуировками, бахромой и атласной подкладкой с золотой надписью "LOVE TEXAS". Я не приберу слов ее описать. Мечта? Идеал? Вообразите некую вещь, которая когтями взяла бы вас за сердце, попробуйте затем представить, что вы могли бы ее получить. . . И услышьте голос старшей сестры: "Не заглядывайся, денег нет, идем!"
Вместо того, чтобы безропотно уйти, я обратила внимание сестры на то, что стоила куртка поразительно дешево. Ну, раза в три меньше, чем стоила. Такую куртку не купить - дураками остаться!
И вот, сестру я уговорила. Обращаемся мы к тетеньке-продавщице, с просьбой, продать нам это чудо. И выясняется следующее. Оказывается, окрестные барановичские поселяне потеряли совесть и предпочитают продавать плоды своих трудов на рынках, а не сдавать их по старинке, в сельпо по госцене. И вот, сельпо, которому план никто не отменил, стимулирует поселян. За сданный товар - пожалуйста, приобретайте по заниженным ценам ширпотреб.
"За эту куртку надо сдать - двести яиц, или столько-то свинины, или птицы, или пшена. . ." - сообщила продавщица. Мы, не будучи поселянами, конечно, не могли ничего сдать государству, и вышли из магазина ни с чем. Прошли пол-улицы. "Вернемся! Есть идея!" - сказала я.
Мы вернулись в магазин, и направились к соседнему прилавку, где продавались сельхозпродукты. Купили двести яиц. Перешли к прилавку с курткой. " Сдаем яйца!" - сказала сестра. Продавщица испугалась. Выбежала заведующая. Попыталась морально заклеймить нас, как спекулянток, но мы объяснили, что хотим сдать яйца за цену меньшую, чем только что купили. "А зачем?! - изумилась заведующая. - Что за дурдом?!" "Я в психбольнице работаю!" - зачем-то уточнила сестра. И это все решило. Яйца у нас приняли. Куртку продали.
В итоге, деньги в Барановичах у нас закончились.
К стыду своему, больше я ничего об этом замечательном городе сообщить не могу.