Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

открытка

"ВЛАДИСЛАВОВА УЛИЦА, - БОРМОЧУ Я, - ИЛИ ВАЦЛАВСКАЯ ПЛОЩАДЬ?!.

. . .Нет, лучше Владиславова улица. . ."
Это я планирую себе весенние каникулы в Прагу, деньков на десять. Мы с Прагой друг друга ждем, не дождемся уже много лет. Для меня любой город - это прежде всего любимые книги "с его участием". То есть, достопримечательности для меня почти всегда вторичны, ну а престиж вообще, пустое слово. Прага для меня - это прежде всего главная героиня "Голема" Майринка и "Ночей под каменным мостом" Лео Перуца. Надеюсь, я увижу именно ее, и потому ищу отель в самом центре. Владиславова улица - именно то, что надо. Ей много сотен лет, и чего она только на своем веку не повидала. . . Даже еврейское кладбище там было.
Гугл немедленно выдает мне ссылки: "Купить недвижимость на Владиславовой улице". Интересуюсь, и зачитываю супругу вслух:
- Гляди-ка, однушка, тридцать два метра, газ, отопление, ремонт, дом начала прошлого века, вся обстановка, напряжение в сети 220 вольт, на Владиславовой улице стоит, как такая же хрущевка в Пушкино. . . И даже меньше!
Супруг (насторожившись):
- Это ты к чему?
Я:
- Да так просто. . . Там еще есть подвал, пишут. . . И компенсируют мне билеты из Москвы, и бесплатно оформят вид на ПМЖ.
Супруг:
- Ой, чую, не на десять дней ты в Прагу едешь. . . Охмурят тебя чехи. . . Особенно тебя, конечно, привлек подвал!
Нет, а что?! Там, на этой улице, было некогда вскрыто множество подвалов, целый подземный слой Праги, где нашли археологические редкости: средневековый фаянс, плитку, прочие красоты. . . За неимением средств для их исследования, подвалы попросту законсервировали. . . Может, это мой последний шанс стать археологом!
P.S. Семь странствующих из Внутренней Азии монахов, основавших когда-то Прагу, основали также на своем пути город Аллахабад, (название этого индийского города - Праяга, что означает на санскрите то же, что и Прага - "порог" (чешск. prah).
вокзал

ВЛАД III ЦЕПЕШ (БАСАРАБ), (1428(31)-1476).


Странными путями бежит отпущенная на свободу мысль, преследуя ей одной известную цель. Вот она, как шустрая мышь, невидимая глазу, шуршит за отставшими обоями, вот, молниеносно метнувшись в угол, карабкается к потолку, цепляясь за деревянную обшивку стены с изнанки, там, где ее не поймать, не остановить. И падает, сорвавшись с карниза, бесследно скрываясь в темноте.
Я думала о коллекции портретов замка Амбрас, в окрестностях Инсбрука. Фердинанд II, эрцгерцог Австрии, герцог Тироля (1529-1595), благочестивый Габсбург, все свои досуги и средства, свободные от религиозных репрессий, посвящал собиранию портретов и живых образцов злодеев и уродов. Особенно счастливым он почитал себя, если его эмиссарам, разъезжавшим по Европе, удавалось доставить к его двору живого карлика, великана, человека-волка. Этими пряностями Фердинанд II приправлял свое гостеприимство, которое все признавали превосходным. Феномены, вошедшие в историю медицины, физические уродства, психические расстройства - все становилось достоянием галереи замка Амбрас, дошедшей до наших дней почти полностью.
В числе прочих редкостей там выставлен прижизненный портрет Дракулы в полный рост, предположительно написанный в пору его венгерского пленения (1462-1474), при дворе короля Матьяша I. То, что портрет господаря валашского, оставшегося в памяти потомков в качестве монстра, попал в галерею курьезов, не удивительно. Странно то, что совсем рядом с замком Фердинанда, страстного коллекционера, умеющего высмотреть диковинку на другом конце Европы, в замке Аниф, около Зальцбурга, в 1885 году был случайно обнаружен другой портрет Влада III, о котором до той поры никто не знал. Дмитрий Флореску, проезжавший через Зальцбург, был приглашен на обед графом Арко-Штеппбергом, и по обычаю, попотчеван на десерт коллекцией живописи. Дмитрий немедленно узнал на одном из портретов Дракулу, которого всего несколько дней назад видел в галерее замка Амбрас. Граф был изумлен, узнав, чьей парсуной обладает, и никак не смог объяснить ее появление в своей коллекции. Вскоре его род пресекся, наследство было разделено, и пути портрета снова затерялись в темноте.
Можно лишь предполагать, сколько еще портретов валашского господаря, ставшего мифом новых времен, было потеряно, уничтожено, забелено известкой на стене трактира, продано по цене холста и рамки. Один из них, обладающий самой высокой художественной ценностью среди известных, был найден случайно, в 1970 году. На картине австрийского художника 15 века "Мученичество святого Андрея", Дракула в шапке валашского господаря изображен в центре.
вокзал

ОТТО I, КОРОЛЬ БАВАРИИ (1848-1916)

Отто! Не о тебе ли я думаю, остановившись во время ночных блужданий на перекрестке сна и фантазии, возле дома у последнего фонаря, говоря с тенями, вслед за которыми Орфей не спустился бы в Аид, ни из любви, ни из тщеславия быть воспетым за этот подвиг?
Твоя тень не стоит двадцатимарковой монеты времен твоего царствования, горстки сгоревших спичек, не стоит ничего.
Не о тебе ли я думаю, когда не думаю ни о чем?
Ты был моим нынешним ровесником, когда стал королем Баварии в тридцать восемь лет. Но ты так и не узнал об этом, и правительственная делегация могла бы вновь и вновь зачитывать тебе это решение, пока их монотонные заклинания не донеслись бы до самых далеких звезд. Ты бы об этом не узнал.
Пока твой старший брат Людвиг II строил замки, покровительствовал Вагнеру, сжигал свою жизнь и страну с обоих концов, ты забавлялся, сжигая пачку спичек, чтобы раскурить единственную папиросу. Людвиг, ослепленный священным огнем безумия, требовал, чтобы весь мир жил по его правилам. Ты же забывал о своих ничтожных просьбах менее, чем через минуту. Людвиг выстроил замки, сказочная роскошь которых стала историей. Твоя история заключалась в том, что тебе нравилась жалкая мелодия, издаваемая пятимарковой шкатулкой, тогда как штакулка за пять тысяч марок, купленная по настоянию психиатра, вызывала у тебя гнев и отвращение.
Ты был царствующим королем Баварии на протяжении двадцати семи лет, и три года делил трон с узурпатором, своим кузеном. Ты умер в возрасте шестидесяти семи лет, когда весь старый мир бился в конвульсиях, сквозь стиснутые зубы роняя пену на порог новых, жестоких времен.
Спустя два года Баварская династия прекратила свое существование. Твой кузен Людвиг III, так долго дожидавшийся короны, отрекся от престола в ноябре 1918 года, после отречения Вильгельма II, в числе еще двадцати германских монархов.
Ты умер, коронованный безумец, ни от чего не отрекаясь, никого не предав. Твой поступок, о котором ты и не знал, не стоил и гроша. Но он стоил много больше, чем фальшиво смиренные отступные речи прочих монархов, швырнувших своим отречением вверенные им народы в бездну гражданских войн.